О возвращении
исторических
названий

проекты "Старой Ялты"

Склоним ли головы?

Альманах «Старая Ялта» собирает подписи, чтобы добиться разрешения указывать исторические названия ялтинских улиц наряду с современными. Вы можете скачать файл подписного листа (в конце статьи), который нужно заполнить и переслать на адрес редакции. Мы хотим, чтобы исторические названия улиц были так же привычны глазу, как и ныне существующие. Несколько иную, более радикальную позицию занимает Т.Миронова, участница заседания круглого стола по увековечиванию памяти м. Марии (Скобцовой), состоявшегося в Ялте весной 2018 года.

Обычай называть города, селения и улицы в честь конкретного человека или события, как правило, восходит к трем истокам. Во-первых, топонимы появляются во славу добрых дел или героев. Во-вторых, в память о покровительстве святых: так появился город Николаевск (нынешний Новосибирск), Санкт-Петербург или Петропавловск-Камчатский. И в-третьих, – и это очень древний закон – имена дают в знак духовного обладания или как символ утверждения власти над конкретным местом.
Давайте приложим понимание этих закономерностей к названиям улиц – тех, по которым мы ходим каждый день. Приведу лишь несколько названий из разных городов России.
Возьмём, к примеру, улицу им. Атарбекова, которая есть в Москве и в Краснодаре. Кем был этот человек, чем он знаменит? Мало кто сейчас ответит на такой прямой вопрос, но история скажет, что Атарбеков возглавлял Северо-Кавказскую ЧК и в 20-х годах прошлого века расстрелял десятки тысяч человек в Ессентуках, Кисловодске и Пятигорске. Среди его жертв был цвет дореволюционной России: министр царского правительства Добровольский, князья Шаховские, князья Урусовы, да и другие его жертвы – тоже люди, и их жизни тоже имеют ценность! Этот исторический деятель самолично производил расправы, и среди его излюбленных зверств было выстроить людей в шеренгу и рубить склоненные головы шашкой. Сопоставимы ли эти нечеловеческие зверства с честью оставить улице свое имя?
Или другой пример. Бела Кун, Залкинд «Землячка» и Михельсон – тройка, зверствовавшая в Крыму. Именно они выполняли ленинский указ «переварить» запертых в Крыму противников большевизма. Исполнители прочесывали полуостров в несколько приемов: сначала они выявили несчастных по прописке – белые офицеры, подчинившись требованию, прописывались, и за ними тут же приходили по указанным адресам. Следом за этим по Крыму прокатились облавы, в ходе которых задерживали всех, кто интеллигентным выражением лица, поведением или речью выдавал в себе «ненавистное прошлое». А потом «дочищали» согласно указанным в анкетам данным: родственным связям, сословию или профессиональным кругам. Целью «крымской тройки» было уничтожить триста тысяч человек… А теперь именем Куна названы улицы в Симферополе, Витебске, Минске, есть площадь Бела Куна и в Москве.
Увы, наши города пестрят страшными именами.
В Гурзуфе есть улица имени помощника комиссара флотилии и революционного отряда Рудольфа Вагула, он «усмирял» Ялту, расстреливая сотни людей. А улица Елизаветинская – разве хранит город это имя и память о том, как Елизавета и Михаил Воронцовы добились для Ялты статуса уездного города? Сейчас память о Елизавете Воронцовой перекрыта новой табличкой и новым названием. Теперь это имя севастопольского матроса Василия Игнатенко, возглавившего Ялтинский ревком и лично расстреливавшего жителей города.
Вот бывшая ялтинская Гимназическая. Сколько достойных людей ходили по ней, сколько великих созидателей эпохи жили в домах этой улицы! Мать Мария (Скобцова), Цветаевы, Пешковы, доктор Средин, художник Ярцев, Рахманинов… не их ли имена более достойны, чем постоянное и многолетнее напоминание о Петре Войкове, убежденном террористе, принципиальном уничтожителе людей, цареубийце?
Кто-то возразит, говоря, что красный террор был ответом белому. Другие скажут, что жертв было «сравнительно немного». Но так ли важно, сколько их было? Не важно, что такими именами нельзя называть ни города, ни улицы?
Разве имена людей-губителей, людей-расстрельщиков прославляют героические времена или деяния? Прославляют духовный подвиг или напоминают о святых? Вовсе нет.
Я думаю, здесь мы видим то древнее, глубинное стремление наложить печать власти, усмирить дух человеколюбия и созидания, подчинить и приучить к разрушению мировосприятие целых поколений.
Это нужно менять. Хотя и сложно достучаться до запуганного, привыкшего быть незаметным, а иногда и просто ленного сознания. Тем, кто говорит, что дорого менять названия, я обычно отвечаю: а вы представьте, что живете на улице имени Чикатило, что объясняете, как пройти, что пишете свой адрес: улица Чикатило, дом два, квартира такая-то…
Не жутко ли вам лично послушно склонять свои головы перед атарбековыми?

Миронова Татьяна Леонидовна
Миронова Татьяна Леонидовнадоктор филологических наук, член Союза писателей России, эксперт-источниковед г. Москва
© 2019 "Старая Ялта". Все права защищены. Designed Danayalta.